Artemisia absinthium
"А за гранью свода небес тикает часовой механизм - значит, времени нам в обрез, главное, не обернуться вниз"
Киномеханик моих снов - не просто безумец, он чёртов маньяк с трудными детством, отрочеством, юностью, возможно, зрелостью и посмертием. А до старости с такими глюками точно не доживают.
Вот то, что сейчас я под катом выложу - это просто то, что я записала. А вообще-то такая дребедень целый день, то тюлень позвонит, то олень... то есть уже полтора месяца всё как-то так, крышу наутро приходится придерживать вручную.
Ничего же себе акклиматизация.
Началось с того, что я в каком-то огромном ангаре, со мной ещё два человека, которых я в реале не знаю, и нам надо как-то оттуда выбраться, и при этом втихушку. Обсуждаем, что вот эта херня скоро отправляется, надо в ней спрятаться. Темно, как...кхм... темно, в общем. И реальных масштабов "вот этой херни" я не оценила ровно до тех пор, пока она таки не отправилась.
Итак, на белый свет выехал нереальных размеров... что? блин, я даже не знаю. Оно напоминало строительную или сельскохозяйственную технику, но впереди вместо ковша или скребка, или я хз как эта зерноуборочная хрень у комбайна называется... короче, вместо всех этих полезных деталей была огромная чёрная... эээ, хрень. Ну реально. Даже платформой не назовёшь, потому что она состояла из двух частей, они сходились под тупым углом, большим, градусов 160, наверное, но всё же единую плоскость не составляли.
И вот на этой самой поверхности я, как оказалось, и стояла. Ничего себе "незаметно". Я ждала, когда оно притормозит, чтобы спрыгнуть и свалить, но машина набрала скорость сразу же и, не сбавляя её, влетела в море.
Она и в море не потеряла скорость. А вот я потеряла понимание ситуации, потому что так же не бывает. Я торчу на этой долбаной передней поверхности, её захлёстывают волны, единственное, что меня маскирует - чёрная одежда, то есть мы с машиной одного цвета, это я тогда ещё не поняла, что смотреть некому...
Думаю спрыгнуть всё-таки и плыть до берега.
Остальные двое никаких знаков не подают. Тут из воды показывается пасть размером с дачный домик, и я быстро передумываю.
Светит солнце, это важно.
Через какое-то время машина приходит к другому берегу, я спрыгиваю, никого, кроме меня, по-прежнему нет.
Берег... словом "странный" это не описать.
Он весь завален чем-то розово-оранжевым, издалека это казалось песком. Но оказалось чем-то вроде высохшего мха - или, возможно, водорослей.
Я не знаю, какой слой этого "чего-то" там был. Возможно, там вообще не было земли. Я пошла по берегу, постоянно спотыкаясь о что-то, скрывавшееся в этой розовой трухе - я думала, о камни.
Наконец упала, и почти уткнулась носом в панцирь трёхметрового краба. Пустой, сухой и будто бы лакированный. Камень, на котором я поскользнулась, оказался раковиной каури, только размером где-то так 80х60 см. Вокруг лежали, скрывались во мхе, другие раковины, поменьше. И рыба. Большая почти круглая беззубая рыба с широко открытым ртом, розово-сизым изнутри. Совсем как живая. Но совершенно точно мёртвая.
Босх бы обзавидовался.
Я сначала даже подумывала - надо бы убраться отсюда, пока из моря не полезли живые собратья трёхметрового краба.
Потом я поняла, что никто ниоткуда не полезет.
Потому что здесь нет ничего живого.
Да и вообще ничего нет.
Наверное, я была там очень долго. Трудно сказать. Кажется, и времени там не было.
Сначала я думала, что делать, когда наступит ночь, но она не наступала. Долго не наступала. Тогда я поняла, что и то, что есть - это не день.
Я посмотрела вверх и не нашла там неба. Его не было. Ни облачного, ни синего, ни чёрного - никакого. Желтовато-серая слабо светящаяся дымка. На чёрт его знает сколько километров вверх. Что-то мне подсказывало, что за ней неба тоже нет. Но тогда я ещё помнила, что такое километр и куда это - вверх.
Это похоже на преддверие ада, подумала я.
Твою мать, сходила за хлебушком...
Я обошла всю бухту, она была небольшой.
Ожидаемых адских врат не нашла и даже как-то разочаровалась. Потому что... ну не так я всё это представляла. Что теперь, вечность торчать на нескольких квадратных километрах даже без никаких чертей?
Но, возможно, лучше бы были черти.
Как я уже говорила, времени там не было.
Я часто обходила кругом розовую бухту. В море зайти не могла, не знаю, почему. С другой стороны были скалы, хорошие такие, не влезть. Каждый раз, когда я снова начинала обход, протоптанная тропинка снова была засыпана розовым мхом, будто и не было её.
Я считала шаги и повороты, пока ещё помнила числа и что такое "налево" и "направо".
Всё, что было в начале, я уже забыла. Босха, километры и всё это.
Потом ушли и числа. И имя тоже. Но я всё ещё обходила бухту, не знаю, зачем. Ведь нельзя даже сказать "всё спокойно" о месте, в котором нет ничего живого.
Насчёт своей жизни я как-то даже изначально не обольщалась. Никаких физических потребностей, если долбиться руками о скалу - они болят, но повредить невозможно.
И когда-то я забыла всё.
Я сидела на берегу. Может, на той самой раковине, а может, на чём другом. На ком другом...
И ко мне подошли те же двое, кто был в начале всей этой истории. И сказали - надо быстро валить. За руки тянули, только что вспомнила. Вообще теперь я не думаю, что это были люди.
Я не знаю, откуда снова появилась та же самая жуткая машина (в какой момент она исчезла, тоже не знаю), но вот так же я оттуда и убралась - снова в одиночку на этой скошенной платформе.
Хотелось оглянуться, но знала, что не стоит. А почему - вспомнила только когда проснулась.
Как и имя, день, цифры и вообще языки.

...и даже как-то обидно. Хоть к психологу иди. "Доктор, говорят, перед хорошими людьми открываются любые двери, а передо мной не открываются даже врата ада. Доктор, меня это беспокоит! Я хочу об этом поговорить!"